Объявление

Свернуть
Пока нет объявлений.

Дневник прошедшей недели

Свернуть
X
 
  • Фильтр
  • Время
  • Показать
Очистить всё
новые сообщения

  • Дневник прошедшей недели

    Жители Средиземья!

    На тропах Арды судьба порой сводит разных людей - героев, воришек, менестрелей и просто одиноких путников. Сегодня один из бродящих под этими звездами рассказал нам свою историю - из тех боевых повестей, что приятно потом вспомнить у костра. На этой неделе лучшим рассказчиком стал gerhalt_w и его история:

    Скамфил. Охотники за сокровищами.

    В Скамфил позвал меня мой один хороший знакомый, гном Эграм. Сам бы я ни за что в эту дыру не полез, не лежит у меня душа охотиться за сокровищами, залезая для этого в самые жуткие, грязные и неприметные уголки Средиземья.
    Но просьбе Эграма, моего старого друга-стража, отказать я не мог. Слишком много раз он прикрывал мою задницу в различных переделках, не прося ничего взамен. И раз уж снизошёл уважаемый гном до просьбы о помощи, значит, или дело достаточно серьёзное, или команда подобралась не ах, и пара моих мечей окажется совсем не лишней.
    В условленное время я был на месте сбора, у входа в тот самый Скамфил, легендарное место среди охотников за сокровищами. Именно в бездну Скамфила орки сбрасывали трупы тех, кому судьба уготовила незавидную участь попасться на их пути. А так как под тупой и уродливый орочий меч мог попасть и благородный эльф, и богатый гном, и человек в звании и высоком положении, то среди трупов можно было раскопать весьма ценные вещи.
    Да, команду Эграм подобрал разношёрстную… Помимо него, закованного в доспехи стража, издалека напоминающего толстую круглую булочку, именуемую в землях Бри колобком, и меня, воителя, чей статус подтверждали два меча, висящие по бокам, в команду входили рыцарь в ослепительно сверкающих доспехах, что уже само вызывало некоторые подозрения, а его юношеский румянец эти подозрения только усиливал, пухленький хоббит, из заплечной котомки которого торчал гриф лютни, и эльф-охотник, стоявший чуть в стороне от нас, всем своим видом демонстрировавший непонимание, как его, такое благородное создание, занесло в столь разношёрстное сборище.
    «Готовы?» - пробасил Эграм. Возражений не последовало. «Тогда вперёд» - и наш страж, как и положено ему по статусу, первый шагнул в мрачную дыру, представлявшую собой вход в Скамфил. Вся компания молча последовала за ним.
    Сразу же в нос шибанула резкая вонь, вонь из воней, такая вонь, равной которой я не чувствовал за все свои странствования по Средиземью. Тяжело стало дышать, слезились глаза, по горлу словно прошлись грубой наждачной бумагой…
    Как оказалось, в Скамфиле мы были не одиноки. Прямо на нашем пути расположилась компания когтероев, с аппетитом пожиравшая полуразложившиеся трупы. «В атаку!» - проревел Эграм, бросившись в гущу когтероев. Обнажив свои мечи, я рванул за ним.
    Первая пятёрка когтероев прекратила своё существование довольно быстро, так и не успев вдоволь насладиться чудесным вкусом гниющей плоти. Но на их крики из-за огромного валуна выскочило ещё несколько десятков монстров самого разного калибра. И тут я почувствовал, что что-то мощь нашей компании резко поубавилось.
    Разрубив очередного когтероя на симпатичные, почти равные по размеру половинки, я бросил взгляд по сторонам. Наш доблестный рыцарь, вместо того, чтобы помогать нам в истреблении местной фауны, с ужасом разглядывал язвы на своих сверкающих доспехах, оставленных кусками плоти когтероев и той кислотой, что бежала в их жилах вместо крови.
    Хоббит, забыв про свою лютню, прыгал с места на место, стараясь не попасть своими босыми мохнатыми ножками в очередную ядовитую лужу. Ну а эльф, забыв про остальных когтероев, сконцентрировался на одном, с отсечённым ухом и огромным шрамом на боку.
    Что ж, остаётся рассчитывать только на себя, как уже бывало неоднократно… Я набрал в грудь побольше отравленного воздуха Скамфила, на секунду закрыл глаза – и вошёл в то самое состояние, которое называют иногда берсерком… Когда сердце твоё начинает биться в унисон с ритмом боя, когда внутри тебя разгорается огонь, но огонь управляемый и контролируемый. Когда твои мечи становятся продолжением твоих рук, и твои движения начинают напоминать танец – танец воителя, танец смерти, завораживающий ритм которого воодушевляет друзей и заставляет в страхе бежать врагов…
    Оба меча моих вращались сильнее, чем крылья мельницы под напором ураганного ветра. Первый меч, скованный неизвестным кузнецом во времена Второй эпохи, уродливый с виду, но смертельный внутри, светящийся зеленоватым пламенем нуменорского заклятия, так помогающего против нежити… И второй меч, лёгкий и невесомый, идеальный для второй руки, работы наших дней, моего хорошего друга-кузнеца из Гондамона, переливающийся красноватым свечением (не пожалел мой друг свиток, накладывающий на оружие древнее гномье заклятие). Куски плоти когтероев разлетались в разные стороны, но упрямые твари всё равно лезли на нас.
    И тут, хвала небесам, наш рыцарь наконец-то смирился с утратой внешнего вида его доспехов, и с диким криком кинулся нам на помощь. Хоббит уютно пристроился на пригорке, подальше от ядовитых луж, и заиграл ободряющие и вселяющие надежду мелодии, под которые и биться намного легче.
    Ну и эльф закончил наконец-то со своим одноухим когтероем, разделав его своими двумя кинжалами почище любого мясника, склонился на пару секунд над грудой его плоти, словно выискивая что-то – и, не найдя, достал свой лук и стал посылать с огромной скоростью град стрел по визжащему клубку тварей…
    Спустя минут пять всё было закончено… Компания охотников тут же начала собирать трофеи. Рыцарь с радостным криком вытащил из кучи отбросов огромный медальон, красивый внешне, но совершенно бесполезный – так, немного веры вселит в того, кто носит его на шее. Хоббит набрал каких-то кружек-чашек-мисок – всяковины, как они их называют, всегда в большом почёте у полуросликов. Гном же нашёл огромный уродливый топор, весь разъеденный ржавчиной, с полусгнившим топорищем, и с удовлетворением разглядывал его.
    Только эльф, внимательно осмотрев всё, не взял ничего, присев на камень с грустным видом. «Что ищет досточтимый эльф?» - сел я рядом с ним. «Может, смогу помочь чем-нибудь в твоих поисках?».
    Эльф внимательно посмотрел на меня. «Ты отличный воитель, Герхалт. Твой танец смерти – один из лучших, что видел я за свою жизнь» - начал он. «Я Лассиавас, из Лихолесья. А ищу я здесь наш фамильный перстень, символ нашего рода, передававшийся из поколение в поколение старшему в роду» - сказал он. «Был он на руке брата моего, погибшего в схватке с орками в одном из чертогов Мории несколько недель назад. А три дня назад донесли до меня рассказ одного из охотников за сокровищами, что видели перстень в Скамфиле, на бездыханном теле, который обгладывал когтерой с одним ухом и шрамом на боку».
    «Вот потому я и отправился сюда, нашёл этого когтероя – но перстня, увы, при нём не было…» - грустно закончил Лассиавас.
    «Но мы ещё не весь Скамфил прошли» - ободрил его я. «Не стоит терять надежды, досточтимый эльф».
    Тем временем, закончив со сбором трофеев, наша команда расположилась на привал. Хоббит достал трубочку, но тут же убрал её, наткнувшись на взгляд Эграма. «Что ж ты задумал, полурослик!» - загремел бас гнома. «Да тут столько горючего газа, что от трубки твоей зажаримся все живьём!».
    Хоббит, ничуть не смутившись, достал из котомки пирожок и с аппетитом зачавкал. Закончив с первым, вытащил второй и предложил всем окружающим. Только зловонная атмосфера Скамфила аппетита отнюдь не вызывала, поэтому и второй пирожок отправился только в хоббитов животик.
    А вот к фляжке, которую хоббит вытащил из своей бездонной котомки, приложились все – гном, сделавший пару больших глотков, удовлетворённо крякнул, я, ощутивший, как тепло ширского эля разливается по моим жилам, рыцарь, глотнувший слишком много и с непривычки закашлявший. Даже Лассиавас не побрезговал пить после гнома – ну, в походе не до соблюдения вековых традиций…
    Передохнув, мы двинулись дальше. Теперь мелкие кучки когтероев выносились быстро и слаженно, и постепенно команда дошла до самого сердца Скамфила. Там, на высоком холме, стояла королева когтероев Брумберет – размеров настолько гигантских, что на фоне её наша команда смотрелась маленькой кучкой муравьёв…
    Я посмотрел на команду – Эграм деловито поправлял перевязь у щита, хоббит аппетитно хрумкал очередной пирожок, рыцарь, выпучив глаза, остолбенело смотрел на огромное жало Королевы, размером с хорошую алебарду. В эльфе волнение перед боем выдавали лишь слегка расширившиеся ноздри благородного с горбинкой носа.
    И начался бой… Почти сразу выбыл из борьбы рыцарь – получив сильнейший удар по голове, он застыл в ошеломлении, безумно глядя по сторонам… Остальные бились без передышки изо всех сил – Эграм размахивал своим топором, успевая отбить щитом атаки Брумберет… Мои мечи без устали описывали в воздухе замысловатые пируэты, вырывая из тела королевы огромные куски плоти… Эльф выпускал целые пачки стрел за один приём, за мгновение успевая доставать новые из своего бездонного колчана… Хоббит наигрывал одну мелодию за другой, помогая нам восстановить силы и энергию…
    Наконец, улучив момент, когда Эграм отвлёк королеву на себя, я всадил оба своих меча в её голову по самую рукоятку… И тут же страшным по силе ударом гном отсёк голову Брумберет… Бой закончился… Крякнув от удовольствия, Эграм тут же бросился к логову королевы на поиски трофеев.
    Хоббит, тем временем, оседлав голову Брумберет, деловито отпиливал её огромное жало... Рыцарь вытащил из кучи мусора внушительных размеров двуручный меч с затейливым узором – так, безделушка времён Третьей эпохи, хоть и выглядит представительно. Эльф безуспешно рыскал взглядом по земле…
    Решил и я, поддавшись общему настрою, прихватить несколько потемневших морийских монет – обменяю у гномов в Двадцать Первом чертоге на что-нибудь приличное. И тут, среди уродливых кусков плоти Брумберет, увидел я красивейшее кольцо с изумительной красоты багряником. Взяв его, подошёл я к эльфу и протянул ему перстень – «Не его ли ищешь ты, Лассиавас?». Глаза эльфа загорелись – «Благодарю тебя, Герхалт… Ты вернул символ нашего рода, и заслужил благодарность эльфов Лихолесья… И мою лично… Знай, что если нужна тебе будет помощь в трудную минуту, всегда сможешь рассчитывать на меня»…
    Выйдя из Скамфила, я с удовольствием вдохнул затхлый и холодный воздух Мории… Как же захотелось мне вновь увидеть звёздное небо и почувствовать на своих щеках дуновение лёгкого ветерка! Пора выбираться из этих подземелий, это гномы чувствуют себя тут, как дома, а нам, людям, по душе ближе купол синего неба над головой и бескрайние просторы Эриадора…
    Настала пора прощаться… Я ещё раз посмотрел на нашу команду, представляя, чем займутся мои боевые товарищи….
    Хоббит выставит жало Брумберет на обозрение в своём всяковинном музее, и румяные толстые хоббитцы и хоббитчанки будут охать и ахать, в то время как наш хоббит, покуривая трубочку и почёсывя свой животик, будет рассказывать им, как в одиночку завалил он это жуткое чудовище…
    Гном принесёт в Чертоги Торина свой найденный ржавый топор, и какой-нибудь умелый кузнец опознает в нём работу какого-нибудь Твалина, сына Рвалина, внука Гвалина, и все гномы будут восторженно крякать, пробуя по очереди толстым грязным ногтём качество заточки лезвия.
    Рыцарь завалится в «Гарцующий Пони» с компанией таких же прыщавых юнцов и девиц, и, с юношеским румянцем на щеках, будет показывать им свои трофеи из глубин Мории, хвастаясь доблестью и смелостью, а те будут молча завидовать, глядя на огромный амулет и узор на мече. Глядишь, повезёт ему с одной из наиболее восторженных почитательниц, и своё ложе в «Пони» он будет этой ночью делить не только, как обычно, с клопами, которых Лавр Наркисс уже который год безуспешно пытается вывести…
    Эльф подошёл ко мне – «А ты куда сейчас направишь свой путь, Герхалт?». – «Да говорят, в Шире объявился огромный прожорливый волк-людоед, не даёт проходу местному народу… Пора снять с него его шкуру…».
    «Хм…» - усмехнулся эльф.- «Не против, если предложу свою помощь в снятии шкуры? А потом можно направиться в Барсуковины, знаю я там одну таверну, где готовят бесподобный эль по старинному рецепту?».
    Улыбнувшись, я кивнул в ответ. Выйдя из врат Мории, мы с Лассиавасом оседлали своих коней – он белоснежно-белого, без единого пятнышка, я – свою любимую мышастую лошадку, подарок от Совета Севера за небольшую помощь в Ангмаре, и стремительно понеслись в сторону Занорья…"


    Поздравляем победителя! Он получает свою награду - 20 золотых или декоративный плащ на персонажа.

    Для уточнения награды и персонажа, на которого победитель хочет ее получить, просьба победителей написать мне в ЛС.

    Подробности конкурса можно узнать здесь. Ждем новых работ!

    Источник

Кто на сайте

Свернуть

Присутствует 1. Участников: 0, гостей: 1.

Рекорд одновременного пребывания 2,302, это было 26-02-2015 в 04:02.

Обработка...
X